Ходатай за православную Русь святитель Георгий (Конисский)

С.Э. Сомов

Личность Архиепископа Могилевского и Белорусского Георгия Конисского (1717–1795) занимает особенное место в истории Православной Церкви и Отечества нашего. Энергия его творческой натуры нашла свое выражение во многих областях знания и общественного служения. Конисский снискал себе славу как выдающийся церковный деятель, прославленный проповедник, талантливый политик и дипломат, ученый-философ, педагог, писатель, мужественный борец за свободу совести, против религиозного и национального угнетения белорусского народа в Речи Посполитой.

Григорий Иосифович Конисский родился 20 ноября 1717 г. в городе Нежине в семье родовитых украинских дворян. Его отец Иосиф Иванович с 1727 г. являлся бургомистром города. До 11 лет Григорий воспитывался в семье, посещал полковую школу, где получил основательное начальное образование, позволившее ему поступить в самое передовое учебное заведение Украины – Киево-Могилянскую академию. В ее стенах тогда преподавали выдающиеся представители науки Нового времени: Стефан Калиновский, Сильвестр Кулебяка, Михаил Козачинский, Симеон Тодоровский и др. Во время обучения в академии (1728–1743 гг.) Конисский показал себя одним из самых одаренных учеников, его усердие и успехи в науках послужили причиной тому, что молодого выпускника оставили при Академии в качестве преподавателя.

Исполненный стремлением служить высоким религиозно-просветительским идеалам, Григорий по примеру своего родственника старца Иова Конисского и Святых Отцов Церкви в 1744 г. принял постриг в Киево-Братском монастыре с именем Георгия. С 1744 по 1746 год он вдохновенно трудится на должности проповедника Киево-Печерской Лавры, где начал развиваться его талант оратора, способного доносить Евангельское слово до слушателей, достучаться до самых окаменелых сердец. В это же время, почти два года молодой иеромонах старательно готовился к преподавательской деятельности, усиленно штудировал в библиотеке Академии труды античных, средневековых и современных писателей, философов и ученых: Аристотеля, Плутарха, Цицерона, Овидия, Вергилия, Эразма Роттердамского, Коменского, Декарта, Галилея, Гассенди, Ломоносова, Татищева и мн. др.

Период педагогической деятельности Конисского был необычайно плодотворным. Будучи талантливым поэтом, автором многих оригинальных стихов, поэтических драм (самая известная из которых – «Воскресение мертвых») и переложений псалмов, он в 1745 г. стал профессором кафедры пиитики. Работа Конисского «Правила поэтического искусства, из авторов, изучающих естество поэзии, кратко, с нужнейшими наблюдениями, собранные и в пользу студенческой молодежи изложенные и истолкованные в родной… академии 1746 г.», по мнению М.В. Кашубы, имела важное значение для развития теории поэтики на Украине и в Белоруссии, способствовала усовершенствованию русского силаботонического стихосложения. В области поэтики Конисский предстал перед современниками как один из «ревнительнейших проводников влияния русской художественной литературы на украинскую, который много заботился об укоренении русского языка» среди малороссов /1. С. 26/.

В 1747 г. Конисский стал профессором кафедры философии, где он четыре года преподавал свой оригинальный курс (известны две версии этого курса – 1747 и 1749 г., первая из которых не сохранилась). По оценкам современных ученых, Конисский-философ близок по взглядам философам-гуманистам эпохи Просвещения. При этом его философия характеризуется определенной противоречивостью и носит переходный характер между схоластилизированным аристотелизмом и философией Нового времени. «В философии, которую Конисский преподает с академической кафедры, достаточно четко проводится граница между сферой науки и сферой религии, выразительно звучит мысль о двух истинах — богословской и философской, научной, заметно разобщены разум и вера. В логике, этике и натурфилософии он занимается истолкованием лишь земных, естественных вещей, проблем, касающихся человека, относя все сверхъестественное к компетенции теологов» /1. С. 33/.

В 1751 году Конисский определился на должность профессора самой уважаемой кафедры Академии – кафедры богословия, а в следующем году был избран ректором. Таким образом менее чем за десять лет он прошел путь от рядового преподавателя до профессора самых авторитетных кафедр и, наконец, – ректора. На фоне почета, славы и признания героическим представляется решение Конисского оставить благополучный Киев и возглавить Могилевскую епархию в трудное для нее время. Несмотря на очевидные тяготы и опасности предлежащего поприща, святитель Георгий дал добровольное согласие «вдатися на мечи и на колья, на челюсти зверей и змиев».

Архиерейская хиротония Георгия состоялась 26 августа 1755 г. в Киеве, когда ему было 38 лет. Прибыв в Могилев, епископ нашел состояние единственной в то время белорусской епархии крайне удручающим во всех отношениях: духовном, административном, финансовом. Архиерей увидел неприглядную картину умственного и нравственного невежества низших слоев населения и священства. Религиозное запустение было вызвано длительными гонениями на православие со стороны католической знати, римского и униатского духовенства.

Будучи человеком неукротимой энергии, прекрасно знающим историю, гражданское право и польский язык, Святитель смело вступил на подвиг защитника Православия – на борьбу, как он выражался, с «волками». В период этой борьбы жизнь его неоднократно подвергалась опасности: в 1759 г. в Оршанском Кутеинском монастыре, в 1760 г. в Могилеве, в 1762 г. в Варшаве и в 1768 г., когда Конисскому пришлось выехать из Могилева в Смоленск в вынужденное изгнание.

Общественный прогресс Святитель связывал с развитием науки и образования; способность к просвещению воспринималась им как специфическая черта человека, присущая ему независимо от социального положения. На Могилевской кафедре Конисский выступил страстным поборником просвещения. Сначала он поручил пяти грамотным священникам, приехавшим с ним из Киева, толкование для народа в храмах Евангелия, изъяснение Катехизиса, затем приобрел для священников «Катехизис» Феофана Прокоповича, а в 1757 г. открыл при Архиерейском доме типографию, в которой переиздал «Катехизис» уже для народа в сокращенном виде, опубликовал ряд духовно-полезных книг.

Отстаивая право на образование всех слоев населения, в том числе и простого народа, он открыл школы в Быхове, Гомеле, Мстиславле, Орше, Чечерске. По образцу Киевской Академии Георгий основал в Могилеве духовное училище, ставшее вскоре семинарией, призванной не только дать Белорусской епархии грамотных священников, но стать оплотом просвещения для всех православных белорусов, не имеющих доступа к наукам и знаниям в условиях польского господства.

«Но – ныне кому неизвестно, в каком жалком виде наша Благочестивая Вера в сем Государстве? – говорил Георгий в 1767 г. в «Слове на день рождения Ея Императорскаго Величества Государыни Императрицы и Самодержицы Всероссийской, Екатерины II». – …В Литовском Великом Княжестве хотя и осталась последняя Епархия Белорусская: однако и сия большею частию расхищена. Могли вы еще видеть в ней некое число Церквей Православных, но и те сараям паче и хлевникам скотским подобны, а не храмам Христианским…

Таково Церквей внешних и рукотворенных состояние, плача достойное, но еще гораздо плачевнейшее внутренних, нерукотворенных, самаго, говорю, сословия Правоверных Христиан. Отнят от них свет учения: школам и семинариям быть не допускают; а потому не только низкого состояния люди, но и само дворянство в крайней простоте и невежестве принуждено жить» /2. С. 89–90/.

Целенаправленная борьба православного просветителя с униатством и католицизмом подтолкнула Конисского в стремлении документально, юридически обосновать права православных перед польским королем и судами. Кропотливо, много лет епископ Георгий собирал свой знаменитый архив древних грамот и документов, в основу которого были положены документы, полученные им в архиве Коллегии иностранных дел России. Чужеродность унии на белорусских и украинских землях доказывается им в ряде историографических сочинений: «Историческое известие о епархии Могилевской, в Белой России состоящей, и о епархиях в Польше бывших благочестивых, т.е. греко-восточного вероисповедания, кои ремлянами обращены на унию или соединение с римскою церковью», «Записки Конисского о том, что в России до конца XVI века не было унии», «Права и свободы жителям Короны Польской и Великого княжества Литовского, исповедующим греко-восточную религию».

Свои надежды на изменение катастрофической ситуации Конисский связывал с русской императорской властью. В 1762 г. он приехал в Россию и 29 сентября произнес «Речь Ея Императорскому Величеству Государыне Императрице Екатерине II …по совершении священнаго Ея Величества коронования, в Москве», в которой назвал белорусский народ одним из народов, подданных русского престола, не смотря на то, что вся территория Белоруссии находилась под властью другого государства. Главным признаком единства русского, украинского и белорусского народов Конисский считал «единоверие», духовно-религиозную общность. Бесспорным вектором национально-исторической устремленности белорусов Конисский считал восток – Россию. Этот порыв к единению, с его точки зрения, был освящен высшим смыслом стремления к свободе, независимости и национальному достоинству. Главный смысл панегирической по существу речи Георгия заключался в призыве к русской Императрице взять под свое покровительство православных белорусов Польши.

Тема бедственного положения паствы была развита Конисским в его прославленной «Речи Польскому Королю Станиславу Августу, произнесенной в Варшаве» 27 июля 1765 г. на латыни и переведенной впоследствии на многие европейские языки. В ней Георгий обратился к Понятовскому от лица всех православных жителей западной России, принужденных «влачить оковы», возложенные на их совесть. Конисский подал польскому правительству мемориал с убедительной историко-юридической аргументацией в защиту западно-русских православных, однако его рассмотрение затянулось надолго. Даже после утверждения польским сеймом в феврале 1768 г. трактата о правах диссидентов в реальной государственной и церковной жизни положение православных белорусов переменилось только после первого раздела Польского королевства между Россией, Пруссией и Австрией в 1772 году.

Первый раздел Польши застал Георгия в Смоленске, где в период изгнания он в соавторстве с епископом Смоленским Парфением (Сопковским) составил практическое пособие «О должностях пресвитеров приходских». Это классическое произведение по вопросам литургики, проповеди и особенно пастырского богословия впоследствии было переведено на разные языки мира и сохранило свою актуальность до настоящего времени.

Отошедшие к России южные провинции Беларуси – Могилев, Орша, Мстиславль и Рогачев составили отдельную Могилевскую епархию, в которой с 1773 года Конисский мирно трудился до конца своих дней. Провидение подарило ему радость увидеть долгожданные перемены. В течение трех первых лет после разрешения униатам переходить в Православие к Русской Церкви было присоединено 112.578 жителей. Этот процесс продолжался и в последующие годы, особенно усилившись после второго и третьего разделов Польши в середине 1790-х годов.

Могилевский Святитель ратовал о судьбе православных в Польше и после того, как его епархия перешла в состав Российского государства. Все жалобы православных из Польши в Синод, равно как и решения Синода по этим обращениям, направлялись именно архиепископу Георгию как ходатаю за всех польских диссидентов, и он своим авторитетом и энергичными усилиями оказывал непосредственное благотворное влияние на церковную жизнь в соседнем государстве. Результатом трудов Георгия было учреждение в Польше смешанного суда (из католиков и православных, ранее вообще стоявших вне закона) и отдельной православной епископии. Кандидатом во епископа Святитель предложил своего питомца – архимандрита Слуцкого Свято-Троицкого монастыря Виктора Садковского.

Деятельность святителя Георгия по защите Православия и воссоединению униатов не осталась без внимания: в награду за труды в 1783 г. он первым из могилевских епископов был возведен в сан Архиепископа и назначен членом Святейшего Синода.

Особое значение просветитель придавал развитию Могилевской духовной семинарии, в которой после строительства нового здания в 1785 г. открываются расширенные классы богословия, философии, латинского, греческого и польского языков. Для преподавания дисциплин в Могилев приглашались профессора Киевской академии. Георгием Конисским была выдвинута идея создания в Могилеве просветительского центра университетского типа не только для церковного, но и  для светского образования, в котором бы преподавались такие дисциплины, как история гражданская, география, юриспруденция, физика, немецкий и французский языки. Однако этим масштабным замыслам не суждено было сбыться даже в XIX веке.

Не менее важной для Конисского была борьба с нравственными недостатками духовенства, монашества и прихожан. Он сам много проповедовал, объезжая храмы своей епархии. Общее число известных на сегодняшний день проповедей Георгия Конисского – 77. Часть из них была собрана им в «Сборник поучительных слов» и издана прежде всего для духовенства (этот сборник не сохранился, известный сегодня свод «Слов и речей» был составлен в конце XIX века редакторами «Могилевских Епархиальных Ведомостей» Д. Тихомировым и И. Пятницким к 100-летию со дня кончины Конисского /2/). Проповеди Святителя Георгия имели огромное значение в нравственном возрождении белорусского народа. Они отличались искренностью и простотой.

Догматическое и нравоучительное начала в проповедях Конисского неразрывно слиты. Его «Слова» учат слушателей не только основам веры, пониманию догматов церкви, но особенно христианской нравственности, покаянию; невзирая на лица, обличают развращенность, немилосердность, гордыню, притеснение бедных, лихоимство в судах. Искусный оратор, Георгий умел говорить с народом просто, понятно, подчас используя резкие слова для вразумления малограмотной паствы от суеверий и духовной лени. По мнению А.С. Пушкина, посвятившего в 1835 г. первому собранию сочинений белорусского просветителя обстоятельную статью, «проповеди Георгия просты и даже несколько грубы, как поучения старцев первоначальных; но их искренность увлекательна» /3. С. 85–86/.

Многим обязан деятельной натуре Георгия Конисского город Могилев, в том числе появлением архитектурных памятников, имевших в свое время важное значение. По благословению Святителя известный архитектор Ян Крыштоф Глаубиц разработал проект, в соответствии с которым к 1762 г. в Могилевском Спасо-Преображенском мужском монастыре на высоком берегу Днепра был возведен величественный собор, до 1802 г. являвшийся кафедральным. В результате созидательной деятельности Конисского к началу XIX в. все постройки Спасского, или Архиерейского, монастыря были  каменными, и весь монастырь был окружен каменной оградой. Трудами Конисского были также построены здания архиерейского дома и консистории, Могилевской духовной семинарии, сооружены храмы в с. Нейдоке Рогачевского уезда, в м. Дубровно, в д. Герасименки и д. Селичи близ Черикова. В пригороде Могилева Печерске Георгием была построена деревянная церковь в честь его небесного покровителя Георгия Победоносца.

Архиепископ Могилевский и Белорусский Георгий Конисский прожил долгую, для своего времени, жизнь – 78 лет. В 1793 г., осознавая, что земной его срок подходит к концу, он сочинил надгробную надпись, которую распорядился выгравировать на медной доске и установить над его могилой. В десяти коротких строках эпитафии отразились самые яркие вехи бурной подвижнической жизни белорусского просветителя:

            Колыбель – Нежин, Киев мой учитель;

            Я в тридцать восемь лет сделался Святитель.

            Семнадцать лет боролся я с волками,

            А двадцать два, как Пастырь, отдохнул с овцами.

            За претерпенные труды и непогоду

            Архиепископом и Членом стал Синоду.

            Георгий имя из Конисских дому.

            Коню бывал подобен почтовому.

            Тут трупа моего зарыты кости.

            В год семисотый пятый девяностый /4. С. 505/.

Конисский скончался 13 февраля 1795 г. Он был погребен в сооруженном им Спасском соборе г Могилева. В надгробном слове памяти Георгия учитель Могилевской семинарии священник Андрей Пригоровский справедливо утверждал: «..Если бы в сии смутные времена не управлял церковным кормилом премудрый Георгий, едва бы осталися в этой стране (Беларуси – С.С.) следы истинного Православия…» /4. С. 504/.

Исповедническая жизнь святителя оставила в народе неизгладимую память. В XIX веке слава Георгия Конисского росла и приумножалась. Жители Белоруссии и Украины, а в особенности могилевчане почитали его как святого.

Образ Георгия как Просветителя Белой Руси и Архипастыря Церкви был отражен на скульптурном монументе «1000-летия России», сооруженном в 1862 г. в Новгородском Кремле, где представлены 106 исторических личностей, наиболее отличившихся за тысячу лет существования государства Российского. Архиепископ Георгий изображен рядом с просветителями славян, равноапостольными Кириллом и Мефодием, Нестором летописцем и Феофаном Прокоровичем.

В 1904 г. Могилевским архиепископом Стефаном было установлено ежегодное во всех храмах епархии в день св. великомученика Георгия, 26 ноября, поминовение архиепископа Георгия Конисского «ввиду громадного значения в истории западно-русской Церкви вообще и в истории Церкви Могилевской в частности этого доблестного архипастыря, великого борца за св. Православную веру в Белорусском крае, истиннаго и апостольского труженика, благодетеля всего западно-русского края» /Цит по 5. С. 13/.

Спасо-Преображенский храм в советские годы подвергся варварскому разрушению. Могила Георгия утрачена, однако трудами ученых историков и философов, а в последнее время литературоведов и лингвистов память о нем  сохранена. 12 декабря 1992 года в связи с 275-летием со дня рождения   Конисского могилевские власти установили памятную мемориальную доску на доме, в котором проживал святитель. Городской вал, на котором стоит дом, получил наименование Вала Георгия Конисского. В 1993 г. за колоссальную деятельность на благо белорусского народа святитель Георгий Могилевский был прославлен в лике местночтимых святых Белорусской православной церковью. Это знаковое событие еще более усилило общественный интерес к личности самого масштабного деятеля эпохи Просвещения в Беларуси.

Литература

  1. Кашуба, М.В. Георгий Конисский. – М.: Мысль, 1979. – 173 с.
  2. Слова и речи Георгия Конисскаго, Архиепископа Могилевскаго. – Могилев-на-Днепре: Скоропечатня и Литография Я.Н. Подземскаго, 1892. – 469 с.
  3. Пушкин А.С. Собр. соч. В 10 т. Т. 6. Критика и публицистика. – М.: Художественная литература, 1976. – 508 с.
  4. Буглаков, Михаил. Преосвященный Георгий Конисский, Архиепископ Могилевский. – Мн.: Виноград, 2000. – 656 с.
  5. Православный церковный календарь 1994 г. – Могилев: Изд. Могилевской Епархии, 1994. – 123 с.

Информация об авторе:

Сомов Сергей Эдуардович – кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой литературы и межкультурных коммуникаций Могилевского государственного университета имени А.А. Кулешова.

Синодальный отдел религиозного образования и катехизации


Scroll Up